• Blog
  • Подкасты
  • Подкаст #4. Др. Нолт «Надвигающийся финансовый кризис и внедрение цифровых и криптовалют»
Подкасты

Подкаст #4. Др. Нолт «Надвигающийся финансовый кризис и внедрение цифровых и криптовалют»

Алекс: Привет всем! С вами снова аудио-подкасты Binaryx. И сегодня мы поговорим о надвигающемся финансовом кризисе, а также о том, как центральные банки внедряют цифровые валюты и как они могут противостоять существующим криптовалютам. Для очередного эпизода наших интервью мы пригласили доктора Джеймса Нолта. Доктор Нолт — адъюнкт-профессор факультета международных отношений Нью-Йоркского университета и блогер по политической экономии. Здравствуйте, доктор Нолт! Рад встрече!

Джеймс: Здравствуйте! Рад быть здесь, Алекс!

Алекс: Спасибо, что приняли мое приглашение. Поговорим о коронавирусе и финансовом кризисе. В вашем блоге была статья о влиянии карантина на экономику и препятствиях, связанных с COVID-19. Не могли бы вы подробнее рассказать нашим читателям об экономических проблемах и о том, как они связаны с карантином и коронавирусом?

Большинство проблем начинается с ограничения по кредитам и своего рода финансового краха. Акции и облигации подешевели, компании одна за другой объявляют дефолт, даже доходит до банкротства банков.

Алекс: Это необычный экономический кризис по сравнению с тем, что было ранее, ведь обычно кризис начинается с проблем в финансовой сфере. Многие люди не осознают, что в декабре прошлого года, как раз перед тем, как разразился коронавирус, начался финансовый крах. Но этому противодействовало вмешательство ФРС в Соединенных Штатах и центральных банков по всему миру, которые пытаются влить средства в банковскую систему. Удар коронавируса настолько необычен по сравнению со многими прошлыми кризисами, что он начался со значительного сокращения производства. Вы знаете, что большинство проблем начинается с ограничения по кредитам и своего рода финансового краха. Акции и облигации подешевели, компании одна за другой объявляют дефолт, даже доходит до банкротства банков. И постепенно все это выливается в экономические потери по мере того, как все больше людей теряют работу, а компании закрываются и не могут выплатить свои долги.

Финансовые проблемы, о которых я говорил, были еще до начала кризиса. Но реальное воздействие коронавируса заключалось в том, чтобы держать людей дома и не производить ничего.

Итак, кризис начинается с личных финансов и плавно переходит к проблемам в реальной экономике. И финансовые проблемы, о которых я говорил, были еще до начала кризиса. Но реальное воздействие коронавируса заключалось в том, чтобы держать людей дома и не производить ничего. Конечно, самые серьезные убытки потерпели такие области, как туризм, коммерческая недвижимость, а также все виды малого бизнеса, которые полагаются на поток людей. Значительная часть экономики просто остановилась, не производя ничего. И это стимулировало другие разделы экономики. Как вы знаете, у таких компаний, как Amazon, дела шли очень хорошо, потому что они взяли на себя доставку товаров и то время, когда люди могли выходить за покупками, осталось в прошлом.

Алекс:  Конечно.

Джеймс: Но в целом физическое производство товаров и услуг практически остановилось. Это немедленно могло бы привести к ужасающему финансовому кризису, если бы все мировые центральные банки не влили триллионы долларов из центрального банковского сектора и дополнительные средства за счет таких стимулов, как пакет помощи, принятый в Соединенных Штатах в этом году.

Если бы все мировые центральные банки не влили триллионы долларов из центрального банковского сектора — это немедленно могло бы привести к ужасающему финансовому кризису.

Алекс: Итак, ситуация в мировой экономике сейчас безвыходная. Напряженная ситуация связана с COVID-19 и проблематичным использованием бумажных денег. Правительства многих стран начали создавать собственные цифровые валюты, контролируемые центральными банками. Они утверждают, что такие активы являются здоровой альтернативой криптовалютам. Вы когда-нибудь интересовались криптовалютами или цифровыми валютами?

Джеймс: Да, это область, которую я изучал, потому что хотел исследовать банковское дело, финансовые активы и валютные ценности. Так что да, я в курсе. Я не являюсь специалистом в этой области, но мне нужно было исследовать и понять это, ведь криптовалюты и цифровые валюты — часть общей экономической картины мира.

Алекс: А теперь поговорим о цифровых валютах, созданных Европейским центробанком и Китаем, и подготовке к внедрению подобных активов в США. Вы верите в острую конкуренцию за криптовалюты или просто считаете их отличной альтернативой привычным фиатным деньгам на фоне карантина?

Криптовалюты — это не валюты в привычном понимании, а скорее активы с определенным обменным курсом. Это дефицитные активы без огромной внутренней стоимости, но их ценность довольно высокая и зависит от спроса и предложения.

Джеймс: Хорошо, перейдем к серьезным проблемам финансовой теории, с которыми многие из ваших слушателей могут быть не знакомы. Во-первых, я не считаю валютой все, что называется валютой. Криптовалюты — это не валюты в привычном понимании, а скорее активы с определенным обменным курсом. Я думаю, они больше похожи, например, на предметы искусства или антиквариат. Это дефицитные активы без огромной внутренней стоимости, но их ценность довольно высокая и зависит от спроса и предложения. Криптовалюты не очень активно используются в транзакциях, поэтому они не значат больше, чем, скажем, картины. Да, вы можете продавать их за настоящую валюту, а затем использовать для многих транзакций, но сейчас количество надежных криптовалют сильно ограничено. Поэтому я рассматриваю криптовалюты больше как активы, чем валюту. Конечно, это относительно, поскольку они все больше используются в сделках. Но я думаю, что валютная часть названия криптовалют — это скорее стремление, чем реальность. Во-вторых, электронные валюты сами по себе не являются бумажными деньгами. Этот тип денег стал очень популярным в определенных кругах, но я думаю, что это верно, и позвольте мне объяснить, почему. Определение бумажных денег — «те, которые определяются государством». Правительство не определяет и никогда не определяло стоимость национальных валют. Оно зависит от усилий по расширению и сокращению кредитования. Определенная сумма поступает из кредитной системы. Если кредитная система, которая в основном находится в частных руках, расширяет кредитование слишком быстро, движущая сила экономики (например, доллар США или евро) упадет в цене, а покупательная способность снизится. С другой стороны, если кредит будет отозван и заключен договор в рамках банковской системы, тогда курсы валют будут расти. 

Cтраны с устойчивой банковской системой имеют сильную валюту. И это не случайно. Швейцария — не является великой мировой державой, но швейцарский франк — сильная валюта. Она не имеет отношения к правительству, а связана с могуществом центрального банка Швейцарии.

Поэтому это не имеет отношения к правительству, ведь частное управление валютой существовало задолго до появления самого понятия правительства. Первые частные валюты были в обращении купцов в Китае в V веке. Так было до XI века, но китайское правительство взяло валютный контроль в свои руки. Итак, бумажная валюта не основана на государственных ценностях, а скорее на их сумме. Так почему же финансовая система держится выше самой валюты? Это очень важно понимать, потому что ссуды, облигации и векселя также номинированы в этой валюте. Кто выдает ссуды, облигации и векселя? В основном банки. У них есть непреодолимая заинтересованность в поддержании ценности своих кредитных портфелей. Следовательно, облигации, векселя, банковские ссуды и другие финансовые инструменты деноминированы, а их стоимость выражена в определенной валюте, в то время как частные банки имеют стимул сохранять эти высокие значения. Они поднимают и снижают курс, чтобы повысить стоимость валюты. Вот почему большая часть сообщества, которое говорит о важности активов и валют, упускает из виду большую часть картины — кредитную систему. 

Если кредитная система, которая в основном находится в частных руках, расширяет кредитование слишком быстро, движущая сила экономики (например, доллар США или евро) упадет в цене, а покупательная способность снизится. С другой стороны, если кредит будет отозван и заключен договор в рамках банковской системы, тогда курсы валют будут расти.

Если вы это понимаете, то придете к выводу, что страны с устойчивой банковской системой имеют сильную валюту. И это не случайно. Швейцария — не является великой мировой державой, но швейцарский франк — сильная валюта. Она не имеет отношения к правительству, а связана с могуществом центрального банка Швейцарии. Если вы посмотрите на 19 век, какие валюты были сильными? Британский фунт, немецкая марка, французский франк, бельгийский франк. Что общего у этих стран? Эффективная банковская система. С другой стороны, у нас есть такие валюты, как австро-венгерская крона, итальянская лира и российский рубль. Что у них общего? Слабая банковская система. И единственный способ удержать ценность слабой валюты — это привязаться к золоту и иметь связи со странам с сильной валютой, которые поддерживают такие валюты за счет кредитов через центральные банки. Но естественное владение валютой в стране со слабыми банками является инфляционным, потому что они имеют тенденцию к расширению кредита быстрее, чем может держаться устойчивая банковская система. Когда в стране сильная банковская система, они не хотят, чтобы курс валюты слишком быстро опускался, так как это снизило бы стоимость всего кредитного портфеля. Итак, это создает мощный частный интерес к валюте, которая не обесценивается. Вот почему это не фиатная валюта. Банковская система определяет ее ценность и пытается защитить валюту, чтобы контролировать кредит, в основном выданный банковскими системами.

Алекс: Понятно, спасибо. Когда началась первая волна коронавируса, многие криптовалюты выросли в цене. Во что бы вы инвестировали перед второй волной и очередным карантином: в криптовалюту или золото?

Джеймс: Что ж, золото и криптовалюты одинаково зависят от ряда обстоятельств в экономике. Сейчас я не думаю, что таким валютам, как доллар США, евро, швейцарский франк или японская иена, грозит инфляция. Я думаю, они сохранят свою ценность. Возможно, существуют более слабые валюты со значительной инфляцией. Пока у вас есть активы, которые зависят от этих валют, или вы владеете этими валютами, вы не потеряете слишком много. Есть идея, что ценность денег снизится до нуля. Я считаю, что это заблуждение, потому что оно предполагает бессилие банковской системы. Единственный выход — это сильнейший крах финансовой системы в целом. Однако вышеперечисленные валюты будут относительно здоровыми. И тут же возникает вопрос о таких активах, которые могут быть более ценными, чем национальные валюты. И в случае нестабильной ситуации в экономики они не подвергнутся тенденции к падению курса, ожидаемому от обычных валют. Однако это краткосрочное явление, поскольку люди ищут различные ликвидные активы. И возникает еще одна проблема: если у вас относительно глубокий финансовый кризис и рецессия, многим организациям и частным лицам придется ликвидировать свои активы, чтобы выплатить свои долги.

В защиту криптовалюты я могу сказать, что многие сервисы могут отслеживать сделки внутри блокчейна благодаря его строению. Каждый блок имеет данные о последнем и следующем блоках. Получается очень длинная цепочка различных сделок и транзакций. И теоретически вы даже можете найти каждую транзакцию, которая будет совершена с этого года и по, скажем, 29 апреля 2010 года.

Итак, поскольку люди ликвидируют активы в любой ситуации, они продают приемлемые активы, чтобы выплатить свой долг по этим активам. Вот что такое финансовый кризис: вы продаете все ценные активы. Это означает своеобразный эффект “домино”, когда лучшие активы падают в цене. Скорее всего, они будут продаваться в больших количествах для оплаты долгов. Если бы у всех держателей криптовалюты не было обязательств, криптовалюта была бы жизненно важным активом. Если мне не придется ничего ликвидировать во время кризиса, я буду в сильной позиции, и мне не придется продавать свои активы. Однако если у меня есть большие долги во время кризиса, я должен ликвидировать те активы, которые приносят наибольшую прибыль, чтобы оплатить мои долги и все остальное. Так что да, это больше всего зависит от кредитной системы. Отчасти сложность криптовалют заключается в том, что они не очень прозрачны, поэтому вы не можете знать, где они хранятся. У некоторых банков или публичных компаний на балансах есть криптовалюта, и эти данные есть в открытом доступе. Но если есть частные держатели криптовалюты, вы не знаете их имена и долговую позицию.

Алекс: В защиту криптовалюты я могу сказать, что многие сервисы могут отслеживать сделки внутри блокчейна благодаря его строению. Каждый блок имеет данные о последнем и следующем блоках. Получается очень длинная цепочка различных сделок и транзакций. И теоретически вы даже можете найти каждую транзакцию, которая будет совершена с этого года и по, скажем, 29 апреля 2010 года. Вы можете даже найти человека, который совершил первую сделку с определенным токеном. Однако его имя может быть неизвестным, потому что проблема заключается в прохождении процедуры KYC для перевода средств пользователям. Многие биржи предоставляют ограниченные возможности (например, небольшое количество криптовалют для торговли или продажи без подтверждения личности).

Вот что такое финансовый кризис: вы продаете все ценные активы. Если мне не придется ничего ликвидировать во время кризиса, я буду в сильной позиции, и мне не придется продавать свои активы.

Джеймс: Даже если вы знаете всех держателей криптовалют и их балансы, мы не знаем их кредитную позицию, равно как и аналогичные данные частных компаний. Я не говорю, что это правильно или неправильно, а всего лишь констатирую факт, что этой информации у нас нет. Если вы хотите, чтобы я предсказал будущее криптовалют, то я не знают ответа. Трудно предсказать ситуацию, не зная кредитного состояния отдельного владельца крипты или же целой компании. Я бы чувствовал себя более уверенно, если бы знал, что многие покупатели криптовалют достаточно платежеспособны.

Алекс: Какие криптовалюты станут более приемлемыми и законными во всем мире и как изменится их стоимость? Задумывались ли вы о покупке биткоинов или аналогичной валюты перед карантином?

Джеймс: Я думаю, что многие правительства, обеспокоенные конкуренцией со стороны криптовалют, пытались регулировать их использование в транзакциях. Я предполагаю, что на этом построены некоторые из ваших вопросов о цифровых валютах. И это несколько неудобно, потому что люди снова используют термин «валюта» для совершенно других вещей. Я не особо люблю криптовалюту. Скорее я бы назвал их криптоактивами до тех пор, пока они не станут очень гибкими в транзакциях и не получат широкого распространения. Ведь для оплаты кредита в, скажем, американском банке вам придется использовать доллары США. Я не уверен, что криптовалютных мир будет таким же подвижным, как банковская система.

Я думаю, что многие правительства, обеспокоенные конкуренцией со стороны криптовалют, пытались регулировать их использование в транзакциях.

Алекс: Какие шаги следует предпринять центральным банкам и финансовым учреждениям, чтобы предотвратить возможный финансовый крах?

Джеймс: Это довольно трудный вопрос, поскольку один из моих аргументов состоит в том, что центральные банки сильны до тех пор, пока сильны их балансы. И вот главная проблема: мы проводим эксперимент, который никогда не проводился в мировой истории. Мы предполагаем, что у центральных банков никогда не закончатся пули. У них никогда не закончится способность вливать средства в систему. Традиционно они делали это через покупку государственных облигаций и векселей (т. е., кредитных инструментов государства(. С 2008 года мы наблюдаем, как центральные банки значительно расширяют категории активов для покупки. Крупные центральные банки мира покупают коммерческие облигации, коммерческие векселя и даже акции, что в прошлом было запрещено законом или политикой банка. В этом есть несколько опасностей. Во-первых, если вы приобретаете такие активы, и они начинают падать в цене, Центральный банк может потерять деньги. Швейцарский центральный банк терял деньги около года назад. Самая сильная валюта в мире и Центральный банк самой сильной валюты мира теряли деньги, потому что они приобрели много американских акций, когда цены на акции падали в начале того года. У центральных банков никогда не было отрицательной доходности, потому что они владеют государственными ценными бумагами центральных правительств, которые не допускают дефолта. Они имеют низкие проценты дивидендов, но выплаты по облигациям все же происходят. Но теперь у нас есть государственные облигации в Европе, особенно в Японии, где доходность отрицательная, поэтому они не зарабатывают на государственном портфеле. И они покупают частные коммерческие бумаги и акции, которые потенциально могут потерять в стоимости или даже объявить дефолт.

Мы проводим эксперимент, который никогда не проводился в мировой истории. Мы предполагаем, что у центральных банков никогда не закончатся пули. У них никогда не закончится способность вливать средства в систему.

Итак, по мере приближения к серьезному экономическому кризису, центральные банки начнут видеть, что их портфели становятся отрицательными. Этого никогда не было в мировой истории. Это своего рода новый смелый эксперимент. Я думаю, что наихудший случай — избежать массивной помощи центральным банкам со стороны налогоплательщиков. Что точно произойдет, так это то, что в разгар кризиса центральный банк прекратит выдачу кредитов и попытается начать продажу активов, что лишь усугубит ситуацию. Мы об этом особо никогда не думали. Я сейчас работаю над статьей для своего блога, где попытаюсь предугадать, когда у Центральных банков кончатся патроны и когда они исчерпают свои возможности по расширению кредитования экономики. Некоторые люди думают, что центральные банки занимают какое-то волшебное положение в финансовой системе, но это не так. Это такие же банки, как и любые другие. И в некотором смысле они слабее, чем большинство банков, потому что они традиционно ограничивали перечень операций, которые они выполняют. Несмотря на то, что они имеют ряд привилегий от государства, они по-прежнему работают в финансовой системе, как и любой другой банк. 

Алекс: По данным СМИ, Китай уже запустил свой цифровой юань. Прямо сейчас там тестируется новая технология, которая могла бы дать экономике Китая фору перед другими странами мира. Как вы думаете, как цифровые валюты и криптовалюты могут влиять на политические или экономические отношения между странами?

Джеймс: Я бы сказал, что кое-что знаю. Во-первых, общая идея состоит в том, что все валюты долгое время были цифровыми. Такими является подавляющее большинство запасов других валют в любой момент времени и это — не новость, что любые записи находятся в электронном реестре. Что отличает их от криптовалют, так это централизованный контроль информации о транзакциях. У нас есть распределенный реестр для национальных валют в том смысле, что транзакции регистрируются повсеместно в компаниях-эмитентах кредитных карт, и коммерческих компаниях, которые покупают и продают товары, а также в банках, которые занимаются клирингом. Китайская цифровая валюта по сути переносит всю информацию в централизованное хранилище данных под государственным контролем. Таким образом, правительство сможет располагать информацией для отслеживания всех совершаемых транзакций. И это новая сила, которая существенно увеличивает управление центральными банками со стороны правительства. Я думаю, некоторые страны сделают все возможное, чтобы противодействовать этому. Я не верю, что Соединенные Штаты, например, сделают что-то подобное. Многие демократические страны уже скептически относятся к относительной независимости центральных банков и банковской системы в целом. Например, Швеция пошла по пути цифрового развития и внедряет цифровую крону. Но в Китае рынок электронных платежей очень хорошо развит. Так, сейчас наличные не принимают во многих магазинах. Даже если женщина сидит на улице и продает фрукты, она даст вам QR-код, который вы сможете просканировать с помощью телефона и совершить электронный платеж. Таким образом, электронные деньги уже более распространены в Китае, чем наличные. 

Китайская цифровая валюта по сути переносит всю информацию в централизованное хранилище данных под государственным контролем. Таким образом, правительство сможет располагать информацией для отслеживания всех совершаемых транзакций.

Однако китайское правительство озабочено тем, чтобы информация об этих сделках была более контролируемой. Это все потому, что большинство операций совершается через частные компании (например, Alipay и WeChat). Но совсем недавно китайское правительство приняло постановление, согласно которому вы не можете проводить платежи через WeChat, если у вас нет счета в китайском банке. Вот почему эти цифровые платежные системы, контролируемые частными компаниями, используются преимущественно китайцами. Я думаю, что правительство собирается подмять криптовалюты или цифровые валюты под себя. Они стремятся более непосредственно контролировать эти транзакции, чтобы предотвратить преступную деятельность, мошенничество и, в основном, несанкционированный вывоз капитала из страны.

Алекс: Итак, раз уж мы упомянули наличные деньги, как вы относитесь к уходу наличности с рынка?

Джеймс: Это во многом зависит от страны. Например, в Китае дело далеко продвинулось, а на счет Швеции я точно сказать не могу. Я считаю, что это плохо, потому что эти деньги слишком непрозрачны. Это не является чем-то непонятным для правительства или централизованных властей, которые выпускают деньги. Тем не менее, для потребителя система довольно непрозрачная. То есть, люди мало знают о кредитоспособности организаций, которые поддерживают электронные платежи. К примеру, возьмем частную платежную систему Alipay. Что будет, если у них возникнут серьезные финансовые проблемы, и компания потерпит крах? Если у вас были деньги в этой компании, то они исчезнут. При этом у вас не всегда есть гарантии от правительства, что они смогут каким-то образом попытаться оказать поддержку, ведь сейчас такого способа нет. Остается лишь надеяться на то, что компания не совершает опасных действий с вашим депозитом в этой компании. В Китае было много скандалов меньшего масштаба, в которых были замешаны, к примеру, системы проката велосипедов, а также другие частные компании. Вы регистрируетесь в велопрокате, и тогда вы фактически можете бесплатно пользоваться велосипедом. Вы получаете код на свой телефон и можете разблокировать велосипед, если вы в нем зарегистрированы. Но компания хранит ваш депозит, а затем берет его и вкладывает куда-нибудь, чтобы зарабатывать деньги.

Поскольку люди не могут платить аренду, то многие собственники также не могут платить по счетам. И мы получим полный крах кредитного сектора, когда наблюдаются проблемы с кредитами.

Вот как они зарабатывают деньги: они не берут плату за аренду велосипедов, но получают ваш депозит. Иногда случается, что компании, инвестирующие депозиты, банкротятся, и эти депозиты исчезают. Нет никаких физических записей, а лишь данные в электронном виде. А сами деньги, которые вы туда положили, хороши ровно настолько, насколько хороша платежеспособность компании. Так что мы говорим об этом не только с точки зрения платежной системы, но и с точки зрения вашего депозита и членства в различных системах обмена. Для такой совместной экономики есть всевозможные возможности. Но многие из них полагаются на бизнес-модель с размещением депозита, что объявляет себя банкротом.

Алекс: В настоящее время деньгами активно манипулируют экономические институты и правительство. И здесь я хочу спросить вас о выборах в США. Насколько мне известно, Джо Байден стал победителем и следующим президентом США. Итак, по вашему мнению, как Байден может повлиять на криптовалюты и мировую экономику?

Джеймс: Что ж, я ожидаю серьезного финансового кризиса в 2021 году. И независимо от того, кто президент, мало что можно сделать для его остановки. Ведь это больше зависит от того, что происходит с частными активами и кредитным рынком. Единственное, что сможет сделать президент — улучшить положение людей, страдающих от материальных потерь. Я не очень оптимистичен по этому поводу, потому что Сенат остается под контролем Республиканской партии. Таким образом, президент Байден окажется в положении, при котором он не сможет принять какой-либо закон, который предусматривает затраты из бюджета, без одобрения оппозиции. Я уверен, что вашим слушателям известно, что в начале корона-кризиса в Соединенных Штатах был принят массивный пакет стимулов для помощи людям и компаниям, которые серьезно пострадали от влияния коронавируса. Была даже попытка принять второй пакет стимулов, начиная с июня этого года и продолжая до выборов, но Сенат заблокировал ее, так как все еще находится под контролем республиканцев. И если Сенат с республиканцами отказался принять стимул, когда Трамп был у власти, у них еще меньше шансов сделать это, когда у власти будет президент Байден. Я ожидаю, что если будет вообще принят такой пакет, то он будет направлен на корпорации. Последует много банкротств, потерь домов и квартир. Это касается как для частных лиц, так и для коммерческой недвижимости. 

Я думаю, что только самые важные и крупные криптовалюты с большой базой пользователей (как PayPal или Facebook) могут рассчитывать на прием криптовалют. Но у них нет необходимой причины давать такую возможность другим компаниям.

Предположим, вы — владелец ресторана в Нью-Йорке и арендуете для него помещение. Ваш ресторан закрыт с марта, и вы не можете платить за аренду, но у вас аренда рассчитана на 10 лет. Дело в том, что многие владельцы ресторанов явно не могут платить за аренду. Они идут к домовладельцу и говорят: «Я могу заплатить половину». Их домовладелец может сказать: «Если вы не можете заплатить, уходите» или «Хорошо, вы можете заплатить половину, но я этого не прощаю. Вы должны заплатить сполна в следующем году». Поэтому многие малые предприятия и частные лица прямо сейчас имеют отсрочку платежей, но не прощение, поэтому они накапливаются в 2021 году. Арендаторы не могут выплатить свои долги из-за финансового кризиса. Поэтому сейчас распространена ситуация, когда арендодатель выселяет арендатора и испытывает трудности с поиском нового платежеспособного арендатора. Поэтому в каждом городе много пустующей коммерческой и жилой недвижимости. Поскольку люди не могут платить аренду, то многие собственники также не могут платить по счетам. И мы получим полный крах кредитного сектора, когда наблюдаются проблемы с кредитами. Конечно, свежие стимулы мы вряд ли будет. Если мы такой пакет будет принять, он будет нацелен на конкретные компании, которые поддерживают республиканцы. Деньги не дойдут до большинства людей, поэтому кризис неизбежен.

Алекс: Большое спасибо. И напоследок я хотел задать вам вопрос о будущем. Одна из основных целей блокчейна и цифровых валют — максимизировать скорость и возможности использования, а также минимизировать потери информации и конфиденциальности. Исходя из этого, как вы думаете, какие отрасли могут внедрить блокчейн и цифровые валюты в ближайшее время?

Джеймс: Это сложный вопрос, потому что развитие крипто сектора зависит от ряда факторов. Например, некоторые крупные интернет-компании могут разрешить приобретение товаров за крипту, но они также могут создать собственную монету. Это зависит от политики компаний. Нет причин, чтобы обязательно внедрить поддержку цифровых валют. Во-первых, большинство криптовалют, за исключением самых крупных, не обладают значительной базой пользователей. Это не позволяет использовать их для покупок, потому что они не обладают значительным влиянием на бизнес. Всех держатели таких токенов рассчитывают на их использование в качестве альтернативного способа оплаты. Поэтому для компании, которая решила внедрить их поддержку, возникают определенные трудности. Они должны создавать системы учета и калькуляции обменных курсов, как и при приеме платежей в иностранной валюте. Компании не могут тратиться на это, только если они не получаюте доступ к финансовому потоку, который в противном случае также был бы недоступен. Я не думаю, что у любой клиент, владеющий криптовалютой, есть альтернативные способы оплаты. Поэтому отказ от принятия валюты не означает, что компания теряет потенциальную прибыль. Прием криптовалют требует значительных затрат на подготовку. Если крипта не станет весомым платежным средством, компании не будут использовать ее в качестве платежного средства.

Для компании, которая решила внедрить их поддержку, возникают определенные трудности. Они должны создавать системы учета и калькуляции обменных курсов, как и при приеме платежей в иностранной валюте.

Я думаю, что только самые важные и крупные криптовалюты с большой базой пользователей (как PayPal или Facebook) могут рассчитывать на прием криптовалют. Но у них нет необходимой причины давать такую возможность другим компаниям. Поэтому внедрить цифровые валюты будет несколько сложнее, потому что они опять же отличаются от национальной валюты. Если вы работаете в национальной валюте, большинство ваших транзакций, долгов и бухгалтерских записей привязаны в этой валюте. Итак, это естественная валюта, в которой можно совершать любые операции. Конечно, также возможны валютные риски, если у вас есть остатки в биткойнах или японские иены. Компании будут учитывать все эти риски, принимая платежи в любой другой валюте, кроме национальной. И опять же, это применимо к иностранным валютам почти так же, как и к криптовалютам. Что касается иностранной валюты, то многие компании прибавляют к обменному курсу небольшую наценку, чтобы возместить часть затрат на проведение платежей.

Алекс: Я очень признателен за то, что вы приняли мое приглашение. Это был увлекательный разговор с очень содержательными и полезными ответами. Большое спасибо!

Джеймс: И вам спасибо.